Репин Валерий Павлович

…Когда началась война. Валерий учился в ремесленном училище в Колпино под Ленинградом, а практику проходил на Ижорском заводе. С каждым днём налёты вражеских самолётов становились всё чаще, а бомбёжки мощнее. Вскоре пришло известие, что в их районе немцы высадили многочисленный десант. Оставаться в Колпино становилось опасно. Парни, опасаясь того, что фашисты их догонят, продвига­лись довольно быстро. Остановились передохнуть один лишь раз на станции «Новолисино» и снова в путь. Спустя три часа после их ухода немцы заняли станцию, но ремесленники были уже далеко — они входили в Ленинград.

Мальчишки жили в подвале, в усло­виях постоянных артобстрелов и бом­бёжек здесь было безопаснее. Понятно, что всем было уже не до учёбы. Ремесленники трудились на заводе «Светлана», делали для фронта снаря­ды и мины. А после смены приходилось надевать рукавицы, брать в руки специальные клещи и отправляться дежурить на крыши зданий, сбрасывать немецкие зажигательные снаряды.

Есть хотелось постоянно. Суточный рацион ремесленника-блокадника со­стоял из 200 граммов хлеба, двух кусочков сахара и двух ложек чечеви­цы. Однажды, прослышав о том, что немцы разбомбили Бадаевские продо­вольственные склады, мальчишки по­неслись туда. Собирали сладкую грязь, заливали её тёплой водой, процеживали и пили, в надежде хоть немного насытиться. Как-то в зоопарке при бомбёжке погиб слон. От огромной туши ребята отрезали кусочки и долго варили их. Жилистое мясо было очень жёстким, жевать его было невозможно, зато бульончик, пусть ненадолго, но подпитывал молодой организм.

Так продолжалось до лета сорок второго года. В один из жарких июльских дней ремесленников посадили в самолёт и отправили в Тихвин. В дороге пятеро из них умерли от истощения. После приземления изголодавшихся ребят сразу же привели в столовую. Многие, увидев настоящую еду — ароматный гороховый суп и манную кашу с маслом, тут же упали в обморок.

В Тихвине пробыли недолго. Бывшим блокадникам выдали сухой паёк, посадили в поезд и отправили в Свердловскую область. Первая остановка была в Черепов­це. «Отсюда недалеко и до родной деревни, — подумал Валера, — может, попытаться удрать?». Он внушил мысль о побеге ещё двум своим землякам. Но на станции вагон не открыли. Под замком они просидели и в Вологде. Лишь только в Кирове ремесленникам разрешили выйти и прогуляться.  Когда поезд тронулся, трое ребят остались на платформе. Вскоре они шагали по железнодорожным путям в противопо­ложную сторону. Дошли до разъезда. Время было обеденное, на полустанке раздавали еду. Увидев тощих, изнурённых мальчишек, выделили паёк и им. Они наелись супа, а гречневую кашу предусмотрительно завернули в бумагу и попрятали в заплечные чемоданчики. В это время к разъезду подходил поезд  с красноармейцами и, когда он замедлил ход, ребята успели вскочить на подножку.

Составу, идущему в сторону фронта, везде давали «зелёный свет», и вскоре ребята оказались в Череповце. Вышли на станции, не без приключений добрались до Белозёрска. Здесь пути троицы разошлись. Один двинулся в Кириллово, другой — в Вытегру, а Валера пошёл в родную деревню Ленино. Последние километры дались ему очень тяжело: ноги опухли, организм истощён. Приходилось двигаться, опираясь на палки, а то и вовсе ползком.

Родители, младшие братья и сёстры очень обрадовались, увидев Валерку живым и, если не обращать  внимание на худобу, невредимым.

Дома Репин пробыл четыре месяца. За это время он заметно поправился, набрался сил. Но родителей очень беспокоил тот факт, что парень сбежал от своих однокашни­ков и остался без документов. Учитывая суровое время, это грозило ему строгим наказанием. Отец решил сходить с ним к военкому, с которым поддерживал приятельские отноше­ния. Тот внимательно выслушал Валеркин рассказ, а потом поинтересовался датой его рождения. Парень ответил: 27 июля 1925 года. На тот момент призыву подлежали юноши не позднее двадцать четвёртого года рождения. После недо­лгих раздумий военком предложил Репину записать в графу о дате его рождения другое число — 31 декабря 1924 года. Война, мол, всё спишет.

…Его послали на курсы младшего сержантского состава в Череповец. Когда учёба близилась к концу, нагрянула комиссия, определившая Валерия в воздушно-десантные войска. И вновь пришлось несколько месяцев учиться, теперь уже в Подмосковье. За время специальной подготов­ки курсант успел совершить 56 прыжков с парашютом.

Командира отделения сержанта В. Ре­пина отправили воевать на Карельский фронт. Он попал в распоряжение полков­ника И.И. Блажевича, подразделению ко­торого предстояло форсировать реку Свирь. В южной Карелии сержант В. Ре­пин получил боевое крещение и был удостоен своей первой высокой награды — ордена Славы II степени.

После полутора месяцев изнуритель­ных боёв их дивизию расформировали. Репина направили в Оршу, а оттуда он совершил перелёт в Польшу. В дальней­шем сержант Валерий Репин громил врага в составе 3-го Украинского фронта под командованием маршала Ф.И. Толбухина. Он принимал участие в освобождении Молдавии, Австрии, Чехословакии, Венг­рии. В австрийском Бадене был тяжело ранен. Много его друзей-однополчан сло­жили свои головы в последние дни войны в боях за этот небольшой курортный городок, расположенный в живописной долине реки Швехат. Когда до Победы оставалось всего несколько дней, погиб и боевой командир В. Репина генерал-майор И.И. Блажевич. 

А орден Славы, полученный В. Репиным в сражениях за Карелию, оказался далеко не единственной его боевой наградой. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, фронтовику были вру­чен орден Красной Звезды, четыре ордена Отечественной войны и множество медалей.

После войны В.П. Репин служил в охране Кремля, руководил строительством военных объектов в Подмоско­вье, двадцать три года работал слесарем-сборщиком на Климовском машиностроительном заводе. И везде он проявлял настоящий профессионализм и незаурядные орга­низаторские способности. Об этом свидетельствуют много­численные Почётные грамоты, которыми фронтовик был награжден уже в мирные годы. Его фотография постоянно украшала заводскую Доску почёта, он был признан одним из лучших слесарей КМЗ. Валерия Павловича неоднократно избирали в городской Совет народных депутатов.

В.П. Репин долгое время руководил заводской народной дружиной. Порой доводилось и преступников ловить. О его подвигах неоднократно писали местные газеты. Доброволь­ный блюститель порядка был признан лучшим дружинником Климовска.

Среди его многочисленных наград есть и несколько грамот за победы в спортивных соревнованиях. Невзирая на солидный возраст и обладая неиссякаемой энергией, он способен зарядить оптимизмом и окружающих. 

Фронтовик — частый и желанный гость в климовских школах, где он делится с подрастающим поколением своими воспоминаниями о войне. Валерий Павлович активно участвует в работе городской ветеранской организации. За эту свою деятельность награжден юбилейным знаком «70 лет городу Климовску», а также удостоен звания «Почётный ветеран Подмосковья».

В.П. Репин вырос в большой и трудолюбивой семье, впоследствии создал и свою, пусть не такую многочис­ленную, но также очень дружную. Теперь его радуют внуки, правнуки, племянники и племянницы. Многие живут в других городах страны и ближнего зарубежья, однако Валерий Павлович никогда не забывает поздра­вить их с праздниками или Днём рождения. Не обделяют и они своим вниманием ветерана.

24 июня 1945 года в Москве на Красной площади состоялся Парад Победы. Командовал им К.К. Рокоссовский, принимал Парад Г.К. Жуков. Первыми по брусчатке прошли барабанщики* суворовцы, а за ними торжественным маршем двинулись сводные полки фронтов. В колонне 3-го Украинского, которую возглавлял маршал Ф.И. Толбухин, во втором ряду под двадцать третьим номером чеканил  шаг старшина Валерий Репин.

 Татьяна ДЬЯКОВА (статья из газеты «Заводская Правда» от 06 мая 2011 г.