Так мы строили и жили

          В 1936 году мой отец, Данилин Антон Фёдорович прибыл в эти места по оргнабору на  строительство нового патронного завода. В то время мы жили в селе Константиново Подольского района. Наша Мама, Евдокия Ивановна, трудилась на местной ткацкой фабрике. Собственного жилья у нас не было и нам приходилось снимать квартиру.

 Два года спустя нашему папе предоставили комнату в бараке №3 на Новом посёлке, который располагался на том самом  месте, где теперь находятся гаражи ЦНИИТМ. В ту пору мне было всего  шесть лет, но я  на всю жизнь запомнил тот солнечный августовский день. Мы ехали на «полуторке». В Подольске отец купил арбуз, и я бережно держал его в руках.

  Вот машина свернула с Симферопольского шоссе на Заводскую улицу, которая упиралась в заводские проходные. Влево от них поворачивала дорога к нашим баракам.  Мы въехали под арку, на которой висел транспарант   с надписью «Добро пожаловать». К нашему приезду на Новом посёлке стояло 5 бараков. А перед самой войной, в 1941 году их было уже девять.

   По тем временам наш посёлок считался благоустроенным: имелось паровое отопление, водопровод, котельная. К ней по железнодорожной ветке с завода поставлялся уголь. На территории посёлка были дорога, засыпанная шлаком и пешеходная дорожка, устланная деревом. Впоследствии  я по памяти нарисовал план  Нового посёлка предвоенной поры.  

   Что касается общей территории  будущей Весенней, то центральную её часть  занимал так называемый Старый посёлок, а за железнодорожной веткой находился восьмой участок. Между этими жилыми массивами  простиралась чудесная берёзовая  роща. Неподалёку от железнодорожной ветки  стояло древнее дерево-гигант необъятной ширины – Маврийский дуб. Когда в сорок первом враг рвался к Москве, все берёзы спилили для строительства фортификационных сооружений. Лишь дуб остался нетронутым. Но, к сожалению, в пятидесятые годы он постепенно усох.

   Старый посёлок был на два года старше нашего. Первые бараки  возвели здесь для строителей завода в 1936 году. На Старом посёлке было 16 бараков. Два из них занимали детские ясли и начальная школа. Впоследствии в бараке № 10 разместилась четвёртая школа. Неподалёку от бараков построили стандартные дома, а вдоль Симферопольского шоссе, в районе нынешней пятой школы стояли коттеджи для руководителей строящегося завода.

  К сорок первому году на Заводской улице построили несколько жилых домов: № 1 (для ВВО), № 5, № 6 и № 7.  Здания из красного кирпича прекрасно смотрелись на фоне берёз.  В них жили семьи работников завода. На первых этажах разместились учреждения так называемой инфраструктуры: в доме № 5 устроили баню, в доме № 6 был продмагазин, а в доме № 7 – поликлиника.

  Примерно в этот период на Старом посёлке построили клуб, на первом этаже которого размещалась столовая (вначале здание клуба было деревянным);  здание заводоуправления  в торцевой части которого располагались телефонная станция и библиотека; дом для военной охраны, в котором ныне находится ПУ №78; шлаковый дом, на месте которого в девяностые годы было построено многоэтажное современное здание (ул. Дм.Холодова, д. №4) . Были также возведены детский сад «Тополёк», ясли и деревянное здание начальной школы.  Все три класса занимались в одном помещении. Одна учительница  вела сразу несколько уроков, поскольку первый класс сидел в одном ряду, второй  –  в другом,  а третий в третьем. В каждом классе было примерно по 12 учеников. В школе со своей семьёй жил и её директор Марк Моисеевич Лозовский. Его жена, Павла Евгеньевна, также учительствовала. 

  На 8-м участке велось интенсивное строительство. К 1941 году успели построить шесть бараков, два стандартных дома и заложить фундаменты нескольких жилых домов, достраивали их уже в послевоенное время сами работники завода. В этих домах были коммунальные квартиры, комнаты в которых выделялись семьям рабочих предприятия.

   Старый посёлок  простирался от Заводской улицы  и до нынешней Октябрьской площади. От него на восьмой участок уходила прямая  шлаковая пешеходная дорожка. По железной ветке на завод ходил поезд, который своим гудением и свистом предупреждал пешеходов об опасности.  Этот поезд называли – «кукушка».

   В первый год войны территорию Старого посёлка превратили в линию обороны, здесь почти до самой Победы оставались окопы,  противотанковый ров и завалы из спиленных деревьев. Я хорошо помню, как на месте дома № 21 по Заводской улице был обустроен ледник-холодильник. Здесь хранились продукты для рабочей столовой. В конце зимы сюда привозили куски льда и засыпали их опилками: холод, державшийся в холодильнике даже в самые жаркие летние месяцы, обеспечивал сохранность скоропортящихся продуктов. Здесь же на зиму квасили капусту, и запах квашеной капусты разносился на всю округу. Первых сотрудников ЦНИИТОЧМАШ очень поражал этот запах, и они никак не могли понять: в чём дело.

   А том месте, где стоит здание старого «Гастронома», правда сейчас  продуктового магазина здесь уже нет нет, осталось лишь название автобусной остановки, находилась лесопилка и от неё на завод мимо Дома культуры пролегала железнодорожная ветка. По ней в цеха подвозили пиломатериалы. Рельсы убрали лишь в 1947 году и на Заводской улице уложили первое асфальтовое покрытие в городе.

   В сорок первом на территории предприятия были построены корпуса первого, пятого, пятнадцатого, третьего цехов и корпус 8А. По утрам заводской гудок возвещал о начале  смены. А в  вечернее время и в выходные дни рабочая молодёжь отдыхала в парке. Здесь на летней веранде демонстрировались фильмы. Жизнь налаживалась.

   Однако летним воскресным днём сорок первого года всё изменилось в нашей жизни, рухнули планы и помыслы. Война пришла в каждый дом, в каждую семью. Я очень хорошо помню то, как  мои мама и бабушка, Мария Андреевна, стояли на кухне какие-то растерянные и слушали радио, а голос В.Молотова извещал о том, что началась война.

  С этого дня мой отец, Антон Фёдорович, работавший в то время электриком, целыми днями пропадал на заводе: предприятие готовили к эвакуации.   Семьи рабочих также должны были отправиться в далёкую Сибирь.

  …Собраны в узлы вещи, мы сидим у заводских проходных и ждём своей очереди на погрузку. Но тут прошёл слух о том, что разбомбили окружную дорогу, и отъезд откладывается. Нам пришлось вернуться в барак. За посёлком срочно вырыли бомбоубежища и по сигналу воздушной тревоги мы бежали туда и прятались в этих ямах.

  В ноябре 1941 года отец пошёл в военкомат с просьбой отправить его на фронт. А десятого декабря я и мама пошли к нему в посёлок Кузнечики, что под Подольском, где формировалась его часть народного ополчения. Мы хотели повидаться с папой перед тем, как он пойдёт бить фашистов. Зима стояла снежная, идти было трудно. Отец был очень рад нам. Он отдал маме свои документы, часы и какие-то деньги, которые при нём были. Спустя всего несколько месяцев пришло извещение о том, что наш папа пропал без вести. В тот день моё детство закончилось, я остался старшим мужчиной в семье.

   В годы войны мама трудилась на заводе. А я по весне собирал в лесу первоцветы: подснежники, ландыши, фиалки и продавал их у Большого театра. Здесь  около первой колонны у меня даже своё место было. В Москву, мы, мальчишки добирались на крышах вагонов, примоститься на ступеньках удавалось очень редко. Но и там ехать было небезопасно. Однажды меня сильно задела сумкой женщина. Я провалился под вагон, хорошо, что успел ухватиться за поручни. Крепко держась за них,  доехал до ближайшей остановки. Меня потом от этих поручней еле оторвали. И ещё очень  долго болела нога, я её всё-таки повредил. Теперь я понимаю, что мои лишения были оправданы, выручка от торговли цветами очень помогла нам выжить в то суровое  время.

   Несмотря на трудности в военные и послевоенные годы, молодёжь   увлекалась спортом и в особенности футболом. У каждого посёлка (Нового, Старого и 8-го участка) были свои команды, которые состязались между собой, а также ходили играть в соседние Кутузово, Бережки, Каледино и деревню Гривно. После войны был построен заводской стадион, на котором вплоть до 1990 года проводились различные соревнования.  Поболеть за игроков местной команды «Зенит» собирался почти весь посёлок. Хочется назвать основных игроков  1947-1951гг.  Это Владимир Чернышов, Сергей Моисеев, Василий Блинов, Алексей Чичкин, Сергей Сазонов, Алексей Рыжов, Виктор Рыжов, Сергей и Николай Бочковы,  Сергей Лобович, Василий Сулуянов, Николаев, Н.Чистяков, Г.Цвиленев, М.Голубев.

  Позднее многие игроки команды выступали за клубы высшей лиги. И.Максимов играл за самарские «Крылья Советов», а А.Федотов за «Кайрат». При  спортклубе функционировала гимнастическая секция.  Наши гимнасты В.Манахов, В.Кулагин, А.Бабкин, Е.Жучков, А.Ветров, Г.Цвеленев  принимали участие в различных состязаниях на первенство Москвы и области.

   Заводские лыжники Н.Мареев, К.Шашкина, Л.Арефьева, Н.Помыкаев, И.Сидякин, Н.Гришин, В. Труфилкии,  передовик производства В.Бесчастнов и многие другие добились значительных успехов в спорте. Занимался в лыжной секции и я.

    Я пришёл на завод в августе 1949 года после окончания семилетки. Меня направили в инструментальный цех на токарный участок.  После службы в рядах Советской Армии вернулся на родное предприятие. Освоил несколько рабочих профессий, считался одним из лучших специалистов по металлу. Я принимал участие в космических программах, трудился слесарем-сборщиком в цехе № 16, в то время когда там собирались и снаряжались ракеты «земля-воздух». На заслуженный отдых я ушёл в 2006 году.

   Многие мои родственники также трудились на патронном заводе. На предприятии была целая династия Данилиных. Тридцать лет отдала заводу мама, Евдокия Ивановна. Моя супруга, Александра Егоровна, работала в цехе №30, сын Владимир трудился в складском хозяйстве, а дочь Лида была контролёром ОТК. Зять, Владимир Мельников, трудился монтажником в цехе №14, а сноха Валентина кладовщицей в инструментальном отделе. Да и мой младший брат также работал на КШЗ. Наш папа был первопроходцем завода и ушёл отсюда на фронт защищать Москву.

   Я знаю и помню многих людей, которые строили наш посёлок и создавали славу патронного предприятия. Взяться за перо меня заставило стремление оставить память о том времени, когда мы обживали эти места. У нас даже адрес был необычный: Московская область, Подольский район, п/о «Бережки» и далее шло название посёлка (Новый, Старый, 8-й участок) или улицы. А улица в те далёкие годы была здесь одна-единственная – Заводская. 

 

Анатолий Антонович Данилин, ветеран патронного завода.